РАЗМЕСТИТЬ СВОЮ СТАТЬЮ РАЗМЕСТИТЬ БАННЕР

Будущее сельского хозяйства только в качественном его преобразовании

Мы совсем забываем, что из двух существовавших в двадцатые годы прошлого века из возможностей у нас осталась нереализованной лишь одна - та, которую видел Ленин. А это означает, что у нас уже нет и не было выбора. Нужно просто начинать делать то, что осталось неиспробованным. Об этом и пойдет дальше речь в русле проблемы продовольствия и благосостояния. И начать ее предстоит с истории. А она такова.

Одна культура или много?

В 1899 году Владимир Ильин (еще один псевдоним Владимира Ульянова) опубликовал свой анализ развития капитализма в России. В нем, в частности, содержится анализ развития сельского хозяйства, которое, по его убеждению, уже тогда осуществлялось в двух направлениях: специализации на производстве зерна или развитии молочного скотоводства.
Первое связано с сужением сельскохозяйственного производства, так как оно ведет к возникновению сезонной безработицы, оттоку крестьян в города, свертыванию молочного скотоводства и замене его навозным скотоводством. Правда, такая специализация обеспечивает повышение производства зерна, создает барьер голоду и возможности для оживления торговли, выхода страны на внешний рынок.
Ориентация сельского хозяйства на молочное скотоводство оказывается выгодной в том отношении, что из всех видов продукции оно дает наиболее ценный рыночный продукт и к тому же ведет к рационализации земледелия и развитию хозяйства. Ленин отмечал прямую зависимость: запущенное скотоводство - запущенное хозяйство, так как в то время, если не считать севообороты, скотоводство одно давало ресурсы для поддержания плодородия почвы. Особая связь отмечалась между развитием молочного скотоводства, потребностью в рабочей силе, гарантированной заработной платой и сокращением зимней безработицы, что даже в условиях капитализма не только приостанавливает утечку рабочей силы, но и обеспечивает ее приток. Здесь же подчеркивается та особенность, что молочное скотоводство ведет к травосеянию, переходу от трехполья к многопольным системам. В результате делается вывод, что кормовые травы и молочный скот, а не хлеб играют уже первенствующую роль... Следовательно, Ленин подчеркивает, что молочное скотоводство стимулирует развитие хозяйства в направлении его усложнения и исключает возможность его ориентации на возделывание одной культуры.
Не может не привлечь внимания и такое суждение: нет непосредственной связи между подъемом доходности хозяйства и обеспечением народного благосостояния и продовольствия. Эти слова подчеркивают, что благосостояние и продовольствие имеют самостоятельную ценность, что они выступают в роли надэкономических показателей.

 


Тем самым можно наметить и два пути развития сельского хозяйства, один из которых главной целью имеет максимальную прибыль, другой - благосостояние. Первому из этих путей наиболее соответствует монокультурная, а второму - многоотраслевая система хозяйствования.

Что же это за системы? В чем принципиальные их различия?

В двух словах: в насилии или ненасилии над природой.
Для природы характерно и оптимально сосуществование разнообразных форм жизни. Стратегия же монокультурного хозяйствования направлена на решение задачи обеспечить возможности для существования одного вида за счет всех остальных. Чтобы преобразовать природу для многих в природу для одного, ее необходимо урезать, позволить среде изменяться только в таких пределах, в которых наилучшим образом станет жить одна сельскохозяйственная культура. Этого можно добиться, снижая диапазон температуры, влажности, освещенности, меняя концентрации питательных веществ или вводя в среду те из них, к которым оказывается устойчивой только выращиваемая культура. Идеал такой системы - тепличное хозяйство. Попытки создать подобные системы в самой природе ничем иным, кроме ее разрушения, закончиться не могут.
Подкрепим эти общие рассуждения конкретным примером, связанным с развитием сельского хозяйства США, которое мы считаем прекрасным образцом для подражания.
В 1907 году типичная американская ферма в Корн-Белте (район в центральной части США) имела 65 гектаров земли, на которой фермер растил кукурузу, овес и кормовые травы, соблюдая, как правило, севообороты. Он также держал лошадей, крупный рогатый скот, свиней и домашнюю птицу, что способствовало эффективному хозяйствованию на ферме. Семья фермера выращивала овощи и имела фруктовый сад. Фактически на ферме трудились сам фермер и члены его семьи (следует учитывать, что тогда семьи были большими), иногда в помощь нанимали работников со стороны. На продажу ферма поставляла в основном мясо, молоко, яйца, а покупала телеги, фургоны, тачки, упряжь, несколько простых сельскохозяйственных машин, одежду, нитки, а также некоторые продукты, такие, как мука, соль, сахар и различные специи. Автоматизировать свои продажи можно многими способами один из них предоставлен на сайте rosta.kz.
Иными словами, в 1907 году типичная американская ферма представляла собой многоотраслевую систему хозяйствования, у которой, как сейчас принято говорить, «на выходе» была в основном животноводческая продукция.
Современная типичная ферма в Корн-Белте имеет 200-300 гектаров земли, на которой фермер выращивает в основном кукурузу, периодически чередуя ее с соей. Крупный рогатый скот либо отсутствует, либо имеется в небольшом количестве. Хотя, как и прежде, основную часть работы на ферме выполняют члены семьи фермера, лишь иногда привлекая наемных рабочих; многие специализированные виды работ, такие, как ремонт техники, анализ почвы, внесение удобрений и опрыскивание полей химикатами, производятся сторонними фирмами. Перечень покупаемых товаров расширился (ведь «природу» урезали) и стал включать сложное сельскохозяйственное оборудование, химикалии, семена для будущего урожая почти в полном объеме и все, что необходимо для дома и личных нужд.
Следовательно, современная типичная ферма представляет собой монокультурную систему хозяйствования, у которой «на выходе» оказывается одна культура.
О масштабах распространения такой системы в США говорят следующие цифры. Около 50 процентов производимой пшеницы выращивается по способу монокультуры. То же относится и к сорго. Около трети прибыли, получаемой американскими фермерами ежегодно от продажи кукурузы, пшеницы и сорго, приходится на выручку от реализации урожая зерновых, выращенных на полях с тем же предшественником. Примерно такую же прибыль получают фермеры от урожаев, собираемых с полей, где практикуется частичный севооборот, например кукуруза — соя. При отсутствии севооборотов фермер чередует посевы с паром. Рядом с полем пшеницы, имеющим вид полосы, размещается такое же поле под паром, на котором в следующем году высевается пшеница. Половина пахотного клина ежегодно «отдыхает», а размещение посевов и пара в виде чередующихся полос призвано- снизить ветровую и водную эрозию, а также вероятность массового размножения вредителей и болезней. Однако реализовать такую стратегию можно лишь при условии, если на засеянных полосах будет достигнута урожайность не ниже 55 центнеров с гектара пшеницы (это тот предел, ниже которого затраты уже не окупаются). Последнее, естественно, требует концентрации всех наличных ресурсов на этих полосах, то есть преобразования природы для всех в природу для одного. Такая стратегия представляет определенный интерес для понимания всей проблемы, а потому остановимся на ней подробнее.
При монокультурном хозяйствовании мы имеем дело с тонкой технологией, в пределах которой нельзя допускать никаких отклонений. По этой технологии нельзя делать ставку на среднюю урожайность и одновременно увеличивать площади посевов, ибо возделываемые сорта отселекционированы таким образом, чтобы они оказывались устойчивыми к очень высоким концентрациям минерального азота. За счет этого одновременно обеспечивается высокий выход продукции и урезаются условия для существования других форм. Например, высокие концентрации минерального азота подавляют деятельность азотфиксирующих бактерий и исключают возможность роста бобовых.


Следовательно, возделывая пшеницу по всей площади, ей необходимо создавать те же условия, что и для половины. А это потребует двукратного увеличения расхода минеральных удобрений и химических средств защиты растений, что стоит недешево. К этому добавились бы расходы на машины и горючее, но главное - потребовались бы дополнительные рабочие руки, которых у фермера нет. Все это, вместе взятое, удорожало бы производство, что усложнило бы и получение прибыли.
Создается впечатление, что к проблеме можно подойти с другой стороны. Ту часть земли, которая ежегодно «гуляет», продать, а на остальной выращивать пшеницу, получая максимальный урожай. Такое решение обеспечило бы снижение затрат (отдыхающую землю ведь тоже надо пахать) и увеличило бы прибыль. Но и так поступить не представляется возможным. И вот по какой причине.

 


Озимая пшеница, как известно, высевается осенью. Значит, разрыв между уборкой урожая и посевом невелик, да и он приходится на ту часть года, когда выпадает мало дождей. Те огромные количества химических веществ, которые вносились под пшеницу, за столь короткое время просто не успевают вымыться из почвы (здесь так же, как и при выращивании на гидропонике, «раствор» необходимо сменить). Учитывая, что эти вещества сохраняются в почве в разных количествах, в разных сочетаниях, фермер не в состоянии осуществить прежнюю технологию, а создание всякий раз новой стоило бы ему слишком дорого. Вот он и идет по самому простому пути - оставляет часть площадей на «промывание» в течение целого года. По этой же причине фермер не прибегает к севооборотам, которые в таких условиях не могут быть эффективными.
Вообще следует отметить, что эффект от применения интенсивной технологии часто зависит не только от машин, химических веществ, культур, квалификации работника, но и от почвы, осадков и технологии вспашки.
В Канаде и США широкое распространение получила безотвальная пахота (минимальная обработка земли). Мы такую пахоту считаем почвозащитной, снижающей эрозию, что соответствует действительности. Однако она еще и позволяет снизить почти наполовину затраты времени и средств на обработку почвы. Правда, ее применение нередко сопровождается необходимостью существенно увеличивать расход гербицидов для подавления сорняков. Об этих достоинствах и недостатках у нас много пишут и даже сломали немало копий в многолетних дискуссиях на тему: быть ей или не быть на наших полях. Но все спорящие не обратили внимания на ту ее особенность, что в условиях недостаточного увлажнения она является единственно приемлемой, так как не прерывает однонаправленную миграцию химических элементов. При слабой промываемоеTM почв пахота с оборотом пласта выносит на поверхность те химические вещества, которые переместились вглубь. А это нарушает технологию выращивания, что оборачивается потерей урожая.
Итак, мы познакомились с особенностями развития сельскохозяйственного производства в США и даже заглянули на кухню монокультурного хозяйства. А поэтому можем подвести некоторый итог, дав ответ на следующий вопрос: что же определило развитие такого хозяйства?

Причины и следствия.

Его теоретическую основу составляет экологический принцип толерантности, который был сформулирован в 1913 году американским ученым Шелфордом. В основе лежит утверждение, что любое взаимодействие организма со средой реализуется в определенном диапазоне, который называется зоной толерантности. В пределах этой зоны скорость преобразования энергии может достигать минимальных или максимальных значений. Притом для организма неблагоприятны как очень высокие из этих значений, так и очень низкие. Однако на организм влияет не один, а многие факторы. В их сочетаемом воздействии общую скорость преобразования энергии определяет тот из них, чье значение минимально. Взаимодействие с таким фактором экологи называют узким местом.
Стратегия монокультурного хозяйства как раз и основывается на том, чтобы для выращиваемого растения обеспечивалось оптимальное взаимодействие по всем существенным факторам, а для всех остальных возникали узкие места. Чтобы практически реализовать данные теоретические положения, необходимы вполне определенные материальные условия. Поэтому монокультурное хозяйствование возникает тогда, когда появляются сложные сельскохозяйственные машины, минеральные удобрения и химические средства защиты растений. К этому следует добавить, что оно может себя полностью реализовать только в условиях частного владения землей и фермерского расселения.

С чем это связано?

В условиях общенародного владения землей ни одно хозяйство не имеет права доводить ее до такого состояния, когда она, в сущности, подвергается целенаправленному разрушению. На это прямо было указано в одном из первых декретов советской власти - Декрете о земле.
Кроме того, фермерское расселение - это семейное расселение, а семья не в состоянии с максимальным эффектом обеспечить реализацию многообразных функций. В силу этого фермерское расселение и монокультурное хозяйствование не вступают в конфликт, а взаимно обусловливают друг друга, и это следует особо учитывать.
Таким образом, можно резюмировать, что в развитых капиталистических государствах монокультурная система хозяйствования решила главную задачу, которая на нее возлагалась, — сделала производство продовольствия делом прибыльным. Однако это временный успех, и за него придется еще платить. Последнее осознают и сами американцы: «При выборе той или иной системы земледелия фермер, как правило, руководствуется экономическими соображениями - величиной прибыли, которую он получает. В течение нескольких десятилетий немедленный переход к монокультуре по ряду причин казался привлекательным. Однако вполне вероятно, что сейчас ситуация меняется. Определенную роль в этом сыграл энергетический кризис семидесятых годов, который привел к увеличению затрат фермеров при одновременном снижении цен на сельскохозяйственную продукцию. В результате экономические преимущества специализации фермерского хозяйства на производстве одной культуры сошли на нет. Кроме того, можно ожидать, что такая практика окажет неблагоприятное воздействие на окружающую среду, которое в течение долгого времени будет сказываться на экономике сельского хозяйства. А механизм этого воздействия с каждым днем становится все более явным. Монокультура часто приводит к деградации среды, что проявляется в ускорении эрозии почвы, истощении подземных водных ресурсов, ухудшении качества воды в водоемах, повышенном расходе природных энергетических ресурсов». Это, как полагают, будет «стимулировать переход к альтернативным монокультуре системам».
Из этого высказывания следует, что монокультурная система хозяйствования по своей сути является затратной. Ее затратность обусловлена тем, что уже сейчас расход энергии ископаемого топлива превышает то количество энергии, которое фермер получает в виде продукции сельского хозяйства, а среда подвергается разрушению. Широкое внедрение такой системы хозяйствования ведет человечество к разорению, не говоря о тех последствиях, которые могут просто привести его к гибели.
Чтобы совершать ошибки, необходимо сделать первую. И вот такой первой стал выбор неверного пути развития, по своей сути затратного, поглощавшего все - от людей до леса, полезных ископаемых, нравственных и духовных ценностей. Мы шли по нему более пятидесяти лет, и все это время он давал о себе знать то в одном, то в другом.

 


Статистика отмечает, что с 1922 по 1928 год темпы прироста продукции сельского хозяйства за год составляли около десяти процентов. Однако в дальнейшем положение явно ухудшилось и привело к срыву, отмеченному в 1933 году. Потом дело шло с переменным успехом и завершилось еще одним срывом в 1946 году, который, правда, объяснили прошедшей войной и разрухой.
Положение, казалось, начало исправляться с середины пятидесятых, когда было ликвидировано обложение крестьянских дворов. Но дальше началось, на первый взгляд, нечто непонятное. Все возрастающее вложение средств в сельское хозяйство не обеспечивало отдачу и не вело к решению продовольственной проблемы. Одновременно с этим начали все более отчетливо проступать негативные явления, связанные прежде всего с усиливающейся эрозией почв и загрязнением окружающей среды. Этот период описывают по-разному, ссылаясь на разные показатели. Например, с 1927 по 1978 год энерговооруженность в пересчете на лошадиные силы аграрного сектора нашей страны выросла в 270 раз. Вроде бы хорошо, о чем и писали как о достижении. Однако ситуация существенно меняется, если мы сопоставим рост энерговооруженности с ростом производства продуктов питания, которое за тот же отрезок времени выросло в три раза. Значит, затраты энергии на производство продуктов питания выросли в девяносто раз! А ведь это деньги, труд и другие ресурсы, которые израсходованы с крайне низкой эффективностью.
Вот другие данные, которые сейчас стали все чаще и чаще обнародоваться. За последние полвека производство минеральных удобрений увеличилось в сорок три раза, ядохимикатов - более чем в десять раз, а всей продукции сельского хозяйства — только в 2,7 раза, урожайность зерновых культур повысилась меньше чем в два раза.


Но возьмем сведения не за пятьдесят лет, а только за двадцать пять, то есть с 1960 по 1985 год, когда началась бурная химизация сельского хозяйства. Анализ показывает: если считать по пятилеткам, урожайность зерновых в стране монотонно росла (приблизительно с 8 до 15 центнеров с гектара). Однако в то же время производство и применение средств зашиты растений выросли в восемь раз. Логика подсказывает, что такой бурный прирост должен был отразиться и в столь же бурном приросте урожайности. Однако этого не произошло, что дает основания утверждать: рост урожайности обусловлен другими причинами.
Но вот что привлекает внимание, если присмотреться к этим же цифрам. Колебания урожайности по пятилеткам, начиная


с 1965 года, возросли в три раза (их объясняли неблагоприятными погодными условиями). Причем максимальная неустойчивость урожайности приходится на семидесятые годы, когда прирост производства химических веществ достиг максимальных показателей.
Это дает основания предположить, что все возрастающее количество химических веществ, которое использовалось в сельском хозяйстве, вызывало нарушение стабильности экологических систем, называемых агроценозами.
Чтобы понять, что в таком случае происходит, необходимо вспомнить стратегию монокультурного хозяйствования: наличные ресурсы необходимо раздавать не всем, а одному. Если же вы равномерно «размажете» химические вещества по всей площади, то это повлечет за собой потерю урожая, прежде всего культур, которые должны выращиваться по интенсивной технологии. Ведь именно они специально рассчитаны на высокие дозы химических удобрений. В результате, раздавая «всем сестрам по серьгам», внесенное удобрение стимулирует продуктивность тех растений, на которые мы не рассчитывали. Чаще всего ими оказываются сорняки. С этим, скорее всего, и следует связывать буквальное нашествие овсюга на целинные земли. Значит, нашим планам в таких условиях не суждено сбыться, и в то же время возникает потребность в использовании больших доз гербицидов. А ведь с планами связана не только урожайность культуры, но и вся система ее производства - от посева до последующего хранения, переработки и потребления. В результате в годы низкого урожая мы несем потери, так как огромные расходы не окупаются, резко снижается фондоотдача, требуется закупка зерна со стороны и тому подобное. В годы, когда урожайность оказывается выше той, на которую рассчитывали, исходя из ее монотонного роста, мы просто не справляемся с урожаем, так как он возрастал не там, где мы могли предполагать, да и вообще этот рост в таких условиях представляет собой случайный процесс.
Возникают потери урожая, которые навязывают даже специфическую стратегию сосредоточения средств не на производстве продукта, а на борьбе с его потерями. При этом совершенно не учитывается, что в условиях предельно нестабильного производства затраты; направленные на предотвращение потерь, будут определять величину убытков в годы с низкой урожайностью. И эти убытки могут превысить стоимость потерь сельскохозяйственной продукции, так как предотвращение их достигается за счет создания новой техники, веществ и технологий.
В заключение подчеркну, что нельзя путать монокультурное хозяйствование с наличием чистых посевов, когда в пределах какого-то пространства или времени осуществляется выращивание культурных растений, относящихся к одному сорту или даже к одной генетической линии. Можно совместить чистые посевы с многоотраслевым хозяйством, и практика сельскохозяйственного производства это доказала.


Сегодня вопрос стоит так: необходимо обеспечить значительный прирост сельскохозяйственной продукции в условиях многоотраслевого хозяйства и одновременно снизить затраты на ее производство, исключить отрицательные последствия. Возможно ли это?
На вопрос следует ответить утвердительно, однако аргументировать такой ответ в двух словах невозможно. Ведь в этом случае речь уже должна идти о путях развития многоотраслевого биологического сельскохозяйственного производства.

 

создание сайтов симферополь

Интересные статьи

  • Критерии групп здоровья у детей

    Несмотря на то что, группу здоровья определяют практически сразу после рождения, родители не всегда точно знают, что это означает. Давайте попробуем разобраться.

  • Немного о плоскостопии

    Среди указанных пациентами врача ортопеда симптомов, есть жалобы на быструю утомляемость при ходьбе и стоянии, боли в стопах, усиливающихся к вечеру, отечность в области лодыжек, голеней и других суставов ног. Существует ли профилактика, предупреждающая развитие коварного заболевания? Как в домашних условиях определить имеется ли плоскостопие? Профилактика плоскостопия не только возможна, но и обязательна.

  • Гороскоп совместимости по энергетике с 23 по 29 ноября

    Общий Мы будем активны, нам придётся чаще заниматься физическим трудом, спортом или другими активными делами. Мы рискуем не заметить, что внутренних сил у нас не так уж и много — опасна не физическая усталость, а внутреннее «выгорание».

  • Сделать себе мягкую постель: важно или нет?

    И вместо того, чтобы предпринимать активные действия по изменению ситуации к лучшему, ленимся и продолжаем терпеть то, что нам не нравится. Довольны ли вы своей работой, своими жилищными условиями? И если такой вопрос задать многим людям, то большинство ответит, что нет.

  • Лучшие витамины для беременных

    Правда, это не означает, что беременная женщина должна питаться в два раза больше, чем обычно. Достаточно пересмотреть свой рацион питания, при этом не увеличивая количество килокалорий, но повысить уровень содержания витаминов и минералов.

  • Пластиковые окна. Секреты производства по замене стеклопакетов в окнах ПВХ

    Современный рынок по изготовление окон пвх очень широк, так как ПВХ изделия установлены практический в каждой квартире и каждом доме, офисных зданиях и торговых центрах. Большинство клиентов, которых я посещаю, думают, что имея сломанный или запотевший блок с двойным остеклением, вся рамка должна быть заменена.